12:21 

_Halle.exe_
Призрачная булочка
Честно тащу написанное мной на ФБ в общую свалку.

Название: Немного о Ленноксе
Размер: драббл, 657 слов
Вселенная: х/ф фильмы Майкла Бея
Пейринг/Персонажи: Уильям Леннокс, Айронхайд
Категория: джен
Жанр: повседневность
Рейтинг: G

***

— Айронхайд, я могу все объяснить, — промолвил Леннокс голосом гипнотизера, пытающегося уговорить ядовитую гадюку не пробовать его ногу на вкус. — Это не то, что ты подумал, клянусь.
До выхода было метров десять, и Уилл сомневался, что успеет добежать до него раньше выстрела из плазменной пушки. Он медленно слез с синего мотоцикла, который любовно натирал промасленной тряпочкой, стараясь не делать резких движений и держа руки на виду.
— Хромия просто завязла в болоте, и, поскольку механики уже спят, — громко сглотнув, Уилл продолжил, не отрывая глаз от разогретого орудия, — у нас не было выхода: нужно было срочно вычистить грязь, иначе она бы повредила механизмы…
Айронхайд безумным взглядом обшарил комнату, оценив и залитый маслом брезентовый «ковер», и разбросанные по ангару инструменты, и много, много, очень много машинной смазки.
— Любишь грязных девчонок, да? — прохрипел он, беря Леннокса на мушку. — Сейчас будет горячо, обещаю!
— Беги, — шепнула Хромия, поспешно трансформируясь и перекрывая Айронхайду обзор, — я разберусь с этим ревнивцем.

Так Уилл Леннокс понял, что трансформерам не чужды проблемы в отношениях.

***

— …И так каждую ночь, — закончила свою тираду жена, потрясая счетами за их новый домик в Нью-Джерси и вытирая слезы. — Я устала плакать по ночам, Уилл, устала бояться, что ты не вернешься. Тебе нужно бросить эту службу и растить детей. Ты хоть в курсе, что у тебя их уже двое? Джейсон даже не видел тебя, родного отца!..
Леннокс прижал Сару к себе и закатил глаза: этот разговор происходил не в первый раз, и, очевидно, не в последний. Они оба знали, что Уильям любил свою семью больше жизни, и оба понимали, что как только долг потребует защищать страну, он закинет сумку на плечо и будет на фронте раньше, чем остынет его недопитый кофе.
— И мусор ты не выносишь! — горько всхлипнула жена ему в бронежилет. — А вчера я вообще носок сняла с люстры. Я месяц не могла понять, где у нас лежит труп, такой стоял запах…
Выяснения перешли на ту стадию, когда излив свое горе, любимые и родные заодно решают вывалить на тебя еще и гору всяких мелких претензий. Ну, просто раз уж зашла такая тема, так сказать. Леннокс огляделся и скорчил отчаянное лицо проезжавшему мимо черному пикапу. Айронхайд понятливо маякнул фарами и, с визгом шин затормозив рядом, распахнул дверцу.
— Прости, дорогая, но долг зовет! — ловко вывернувшись из цепких пальчиков жены, Уилл торопливо клюнул ее в щеку и запрыгнул в машину.

Так Уилл Леннокс понял, что трансформерам не чужда мужская солидарность.

***

Леннокс откинулся на спинку сидения и облегченно выдохнул. С таким боевым товарищем, как Айронхайд, можно было не беспокоиться ни о чем: на тренировке они в паре идеально отработали стрельбу на ходу, крутые развороты с метанием гранат, подхват транспортом десантирующихся с воздуха и еще много чего.
— Ладно, с учениями на сегодня завязываем, наверное? — Уилл ободряюще похлопал товарища по коробке передач. — На базе сейчас как раз генератор разгоняют — электричеством вам, буржуям, массаж делать.
— Хех, это не массаж, а просто проверка систем, — хмыкнул робот, — хотя и приятная. Давай еще кружок по полигону, и поворачиваем на базу. Вон там препятствия какие-то, щ-щ-щас мы их…
— Эээ, не думаю, что это хорошая идея, — опасливо покосился в ту сторону Леннокс. — Это для краш-тестов, вроде как, так что заворачи…
— Готовься, пацан, на таран пойдем, — деловито перебил его Айронхайд и прибавил газу. Бетонные блоки, сложенные в баррикаду, начали приближаться с пугающей скоростью, и Уилл с матами вцепился в кресло:
— Господи милостивый, прости, что я никогда в тебя не верил! Все, что хочешь, сделаю, только дай мне жиииииииить!…
— Я же говорил, Рэтчет, что человека очень легко переубедить! — захохотал черный вояка, явно связавшись с другими автоботами. — Все его принципы легко ломаются одной кучкой хлама высотой в пару метров. Карамбаааа!
— Аааааааа! — басом заорал Леннокс, закрываясь руками и чувствуя, как ремень безопасности слишком уж ослабел. Его резко дернуло вперед, и, мысленно попрощавшись с жизнью, майор приготовился пробить лбом стекло и упокоиться в мире на дымящихся обломках пикапа.
— Нервные все какие, — добродушно проворчал Айронхайд, осторожно въезжая на баррикаду. — Стану я краску портить…

Так Уилл Леннокс понял, что трансформерам не чуждо чувство юмора.

Название: Необратимость
Размер: мини, 1785 слов
Вселенная: Transformers Animated (TFA)
Пейринг/Персонажи: Блэкарахния, Сентинел
Категория: джен
Жанр: AU, драма, условно - ужасы
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Альтернативная версия развития событий после завершения сериала. Арахния изолировалась от мира в паучьих пещерах и поддерживает связь только с профессором Самдаком, пытающимся помочь ей вернуться в нормальное состояние. Однако Черная вдова, устав от одиночества, решает немного разбавить его компанией бывшего возлюбленного.
Предупреждение: Поскольку это AU, автор счел возможным придать инопланетным паукам некоторые привычки и навыки, обычным паукам не свойственные. Смерть персонажа детектед.

- А ты совсем не изменился, - шепнула Арахния, проводя рукой по плотному, отливающему перламутром кокону. - Все такой же безрассудный, совсем не думающий о последствиях…
Сентинел задергался, стукаясь спеленатым паутиной телом об иссохшие мумии каких-то органических животных, грустно смотрящие на него стекляшками мертвых глаз. Все, что угодно, лишь бы ОНА его не трогала, чтобы неестественно мягкие для трансформера руки не прикасались к нему, как сейчас, оставляя омерзительные ощущения на его отполированном, нормальном, металлическом теле.
- Мерзко, да? - она убрала руку, почти виновато поведя плечами. - Я знаю. Ты чувствуешь эту отвратительную теплоту органики, чувствуешь плоть. Это не страшно, мой хороший: скоро ты будешь таким же – я напитаю тебя соком, наполню ядом, – она опустилась на колени рядом с замотанным в паутину синим ботом и нежно коснулась губами его щеки. - Мы снова будем вместе, любовь моя, как раньше. Идеальная пара Элит-гарда, помнишь? Все мечтали обо мне, но я выбрала тебя... Почему ты не поступил так же? Почему не вернулся за мной? Впрочем, я помогла тебе снова встать на правильный путь.
Ее губы скользнули ниже, к разорванной шее, где из прокушенной магистрали беспрестанно сочился тонкой струйкой энергон, впрыскивая в рану новую порцию яда.
- Не извивайся, так будет только больнее – просто дай инфекции растечься по топливным путям. Укус заживет быстро… как только у тебя появятся ткани, которые могут срастаться.
И в ее сладкой предвкушающей улыбке даже не было злорадства.
-----------
Сентинел снова очнулся, из беспокойного, больного сна выпадая в не менее неприветливую реальность сырой пещеры. В который раз это произошло? Сколько уже он тут висит? Счет времени синий бот потерял давно. Внутренние системы вышли из строя еще во время боя с Черной Вдовой, когда он рискнул спуститься за этим раненым чудовищем вниз, в лабиринт пещер, надеясь добить эту жуткую пародию на Элиту-1. Визиты самой Арахнии были редки и ориентиром были слишком ненадежным. Пауки приходили чаще, с каждым разом подбираясь все ближе - порой, в очередной раз выйдя в онлайн, он обнаруживал в опасной близости от своего лица россыпь их тупых, без искры сознания, глазок. Сотнями мохнатых уродливых тел сновали они внизу, не решаясь прикоснуться к чужой добыче, но в их тихом наступлении синий трансформер чувствовал молчаливый вой голода. Голода настолько сильного, что даже страх перед вожаком не в силах был остановить их от попыток попробовать его на вкус.
Сентинел качнулся в своем коконе, силясь увидеть противоположный край своей темницы: да, хищно шуршащий черный ковер уже оккупировал стену возле входа. Но почему они не подходят ближе? Чего они боятся?
Так продолжалось довольно долго. Пауки перемещались по стене, заползали друг на друга, дрались, но не смели спуститься на пол. Потом, спустя бесконечность, один из них, проиграв в очередной стычке за кусок мертвого товарища, пятясь, покинул пещеру. За ним по одному потянулись и остальные. Сочная добыча почему-то перестала быть для них привлекательной. В опустившейся тишине Сентинел почувствовал, что его снова тянет в сон. Ему нужно набраться сил, чтобы снова попытаться выбраться из кокона, и лучше спать, чем чувствовать эту тупую боль по всему телу, терзавшему его не первую неделю. Что-то менялось в нем, это было несомненно, но, поскольку с каждым пробуждением он чувствовал себя сильнее, трансформер предпочитал следовать желаниям корпуса. В конце концов, кто знает, какие еще приятные сюрпризы принесет ему очередной отдых: научился же он видеть в темноте?..
--------
Он чувствовал себя ужасно. Хотелось есть. Энергон, который насильно вливала в него Арахния, не приносил чувства насыщения. Ему нужно было что-то другое. Что-то… мягкое. Что-то жидкое… и живое.
Пора было выходить на охоту. Сентинел осторожно пошевелился в коконе: он уже не казался ему неудобным и не сковывал его – наоборот, он был плотным и мягким и нежно прижимал его хрупкие тонкие ножки к телу, не давая им травмироваться о стены пещеры. Если бы вытащить одну… Он снова задвигался, пытаясь растянуть кокон и осторожно, как из смолы, вытягивая конечность с зазубренными металлическими пластинами. Неохотно паутина поддалась, лохмотьями повиснув на острых, как пила, хитиновых выростах, и, после нескольких активных рывков, Сентинел мокрым кулем шлепнулся на пол. Тело судорожно сжималось, требуя принять более удобную форму, и он с наслаждением позволил животной, дикой трансформации захватить его. Извиваясь в розовой энергонной луже, когда-то бывшей топливом, бежавшим по его магистралям, существо, еще недавно бывшее почетным членом Совета Праймов и капитаном Элитной Гвардии, превращалось в нечто гадкое, неестественное, в нечто бесповоротно бессознательное, агрессивное и зверски голодное. С хрустом распрямлялись так долго покоившиеся вплотную к телу ноги, отрывая его плотное, тяжелое тело от земли. С протяжным стоном запустилась трансформационная шестерня, схлопывая две части брюшка вместе. Задергались жвала и зашевелились тонкие волоски, позволяя ему слышать телом происходящее вокруг. И восемь маленьких глазок подслеповато уставились во тьму, пытаясь нащупать взглядом силуэт жертвы, панически бившейся где-то в чужой паутине. Он съест чужую добычу! Если, конечно, успеет добраться туда раньше хозяина.
----
Жертва была крупной и громкой, и Сентинел легко ориентировался в лабиринте пещер: панические крики завязшего в паутине трансформера щекотали волоски его лапок постоянной, стабильной вибрацией, не давая ему потерять цель. Ловко и быстро преодолевал он скальные выступы, карабкаясь на потолок и свешиваясь с него на прочной, как титан, паутине. Шипя, угрожающе поднимал хелицеры, отгоняя более мелких конкурентов, тоже спешащих полакомиться свежатиной.
Пища была совсем близко: он не видел ее, но его тело каждым микро-волоском ощущало, как трепещет, путаясь все сильнее, живой корпус. Он нащупал лапкой содрогающееся от крика тело и с наслаждением запеленал его, украшая чужую паутину прекрасным подарком. Внутри, размягчаясь и растворяясь от мощного кислотного яда, спел замечательный ужин. Когда он насытится, он оставит часть добычи вожаку. Своим смирением он выгадает достаточно времени, чтобы стать самым сильным в стае...
И убить старого лидера.
------------
Он вернулся в свою пещеру. Нужно было сплести паутину - крепкую, плотную, способную удержать даже крупную жертву.
Сентинел придирчиво осмотрелся: растянуть ли ее на скальных выступах или заткать ею выход? Стоит ли ждать добычу здесь, сидя в центре обманчиво хрупкой конструкции, или превратить эту пещеру в паутинную яму, сделав безопасным убежищем? Подумав, он выбрал второе - ловушки лучше натянуть там, где есть ненавистный свет: возле расселин, выходов из пещер и боковых проходов. Он всегда будет сыт благодаря животным, неосторожно свалившимся в его паутину с крутого склона, заблудившимся роботам и инсектиконам, наивно думающим в стремительном полете прорвать липкие нити.
Он потянулся к потолку, натягивая первую нить прочного шелка. Через несколько часов работы это место, пожалуй, можно будет назвать домом и выйти на поиски вожака.
------------
Здесь он чувствовал себя напуганным и слабым. Королеву стаи нельзя было свергнуть, потому что королева должна продолжать род. Каждый из тысяч пауков, заполнивших белые от шелковой пряжи покои вожака, чувствовал ее зов и готов был в любой момент предложить ей полные семени коготки и свою жизнь. Он облюбовал потолок и ждал, пока она выберет сегодняшнего фаворита: тому грозила смерть, и смерть бессмысленная - королева не собиралась спариваться, она хотела только поглотить жизнь из выбранного тельца. Охота - это слишком утомительно, когда бурдюки с энергоном сами готовы бежать в жвала.
Призыв королевы стал сильнее, и черная масса заволновалась, волнами подкатывая к подножию ее трона, чувствуя, как взгляд красных глаз пробегает по ним. Сентинел забился в угол, борясь с желанием броситься вперед и, сильными конечностями отодвинув мелкую шушеру, оказаться там первым.
Жгучий взгляд вожака словно раскаленное клеймо рассматривал алое пятно на его брюшке. Символ элитной гвардии.
- Сентинел?..
Он шлепнулся на пол, словно оглушенный, и, совсем потеряв волю, замер, слегка вздрагивая, словно в судорогах. Арахния подорвалась с трона и, словно через море колышущейся черной травы, через сплошную паучью массу ринулась к другому краю пещеры, к замершему синему телу.
- Сентинел! - она спотыкалась о не вовремя высунувшихся беспокойно снующих пауков, чувствовавших ее панику, но, не обращая внимания, бежала, ползла, отталкивала с пути. - Сентинел!
Где же он, где? Все затоплено многоногим, мохнатым, нервно мечущимся. Хоть бы мелькнула синяя шерсть... Где, где?!...
Вот он!
Она протолкалась через ряды ног и упала на колени перед притихшим, нервно ерзающим синим пауком, вглядываясь в россыпь маленьких агатовых глазок. Они смотрели на нее внимательно, но осознанности в них не было.
- Сентинел, ты понимаешь меня? Как ты выбрался? Как тебе удалось трансформироваться? - она тряхнула его, надеясь пробудить в нем хоть какое-то подобие осмысленного взгляда. - Отвечай, ну же!
Синий паук подполз ближе. "Сентинел" - что это? Чего хочет вожак? О, он был готов сделать все, что она пожелает, если только поймет, что. "Сентинел" - что значит этот набор звуков? Это особый клич, только для него?
Сентинел поднял передние лапки вверх и быстро потер их, производя шипящий звук. Сшшшин-шштттешшш-тешшшш. Похоже? Этого ты хочешь, королева?..
---------
- Твоя бесконечная воля и удачное стечение обстоятельств позволили тебе пережить укус и адаптироваться. Но нормальному трансформеру такое вряд ли бы удалось, Элита-1. Их разум и характер слишком слабы, а самосознание вяло, и когда инстинкты паука, с базовыми программами во много раз сильнее, чем их собственные коды, начинают вытеснять приоритеты интеллектуальных установок, разум меха просто растворяется в примитивных, но мощных настройках этих созданий. Смирись с этим и не допускай других пережить то же, что пережила ты, охраняй свои владения, - наставительно закончил профессор Самдак. За последние годы, проведенные в тесном сотрудничестве с кибертронцами, он неплохо освоился в инопланетной науке и даже приобрел некоторый статус как ученый, погрузившись с головой в вопросы симбиоза живой ткани и металла. Определенно, забота о Сари сыграла в этом главную роль, но и Арахния, как вынужденный гибрид, интересовала профессора не меньше. Совместные поиски лекарства пока не увенчались успехом, но Самдак не терял надежды, погружаясь все глубже в свои изыскания и привязываясь к Черной Вдове все сильнее. - Элита-1, в чем дело? Почему ты плачешь, дитя мое?..
--------
Медленно вошла она в свои пустые покои. Сентинел пировал в углу, с аппетитом поглощая своих неудачливых сородичей, которых она оставила ему. Арахния окликнула его, но, кажется, его имя больше ничего не говорило ему. Зато зов вожака, это гадкое шипение, немедленно прижало его к земле, заставив чуть ли не с восторгом подползти, прижимаясь к земле, к ее ногам.
- Разве не этого ты всегда хотела, Элита-1? - задала она себе вопрос, перебирая плотную синюю шерсть на головогруди распластавшегося рядом паука, в немом ужасе и обожании взиравшего на нее пустыми и бессознательными, словно пуговицы, глазами. В их масляной поверхности отражалось ее отчаянное, искривленное страданием лицо, но ни мысли, ни чувства не проскальзывало в четырех парах этих агатовых капелек.
- Сентинел, первый капитан Элитной Гвардии, твой идеальный возлюбленный, - она опустилась на колени, заключая уродливую плоскую голову в объятья, - Сентинел Прайм, глава Элитной гвардии, мерзавец, бросивший тебя умирать среди чудовищ, и Сентинел Магнус, глава Совета, сам ставший чудовищем, пришедший пытать и убить тебя, как урода и органического мутанта. Все они у твоих ног сейчас, Элита, поверженные и готовые сожрать свои собственные конечности по твоему приказу. Разве не этого ты хотела?.. - ее рука нащупала мягкую точку на мохнатом брюшке, и дрожь, прокатившаяся по паучьему телу, подсказала ей, что она нашла необходимое.
- Прощай, Сентинел, - шепнула Арахния и с размаху воткнула в послушно прильнувшее мягкое тело кинжально-острые когти.
"Я просто хотела, чтобы ты любил меня".

И бонусом - серёженьки.
Название: Red time!
Форма: вышитые крестиком серьги-инсигнии
Вселенная: мультиверс
Пейринг/Персонажи: нет
Категория: джен
Рейтинг: G


URL
   

Hoka-Hoka

главная